Jul. 11th, 2016

Originally posted by [livejournal.com profile] d3_ru at Рикки и повери, або Любовь и бедность навсегда.


Сегодня в лекции мы будем смешивать в кучу коней, людей и получать из них кентавров.

Как известно – бедность не порок, но мать всех пороков. Бедность бывает абсолютная и относительная, личная и коллективная, добровольная и принудительная, естественная и искусственная. Мы изучим кентавра, составленного из бедности относительной, коллективной, принудительной и искусственной – вот такая химера ляжет сегодня на лабораторный стол.

В прошлых лекциях мы рассматривали необычные свойства Российской империи – не будучи способны конкурировать с более развитыми цивилизационными проектами, московиты были вынуждены собирать свою «великую империю» из говна и свиста. С Балтики их выгоняли поджопниками германцы, из Персии – англичане, и даже из Кореи гордый росс был выпижжен мелкорослыми самураями, которые еще со времен Тоетоми считали утренний и свежий Чосон своей вотчиной.

Поэтому карта России больше относится к экономической географии, чем к естественной, это четкий абрис нищеты, отсталости и пиздеца – по крайней мере, на момент присоединения.

Возникает вопрос – а что делали на территории пиздеца такие края как Польша, Финляндия и, конечно же, Украина? – чья судьба нас интересует не только с академической точки зрения.

Финляндия на момент присоединения – это глухие задворки Швеции. Сейчас, глядя на уютную Суоми, где усилиями поколений упорных суомалайненов даже снег доведен до красоты совершенства, трудно представить, что в начале девятнадцатого века Швеция просто выбросила этот балансовый пассив на размен России в наполеоновских играх. Если кому чо непонятно – Дед Мороз жил в Лапландии еще тогда, когда он не был добродушным Йолупукки, аватарой святого Мыколая, а был злобным троллем, которому жертвовали морозной ночью привязанных к дереву голых девственниц – прообраз снегурочки. Это все, что вам надо знать о состоянии Финляндии в момент передачи на кацапский баланс. Шведы отдали то, что не жалко – или жалко меньше остального.

Польша, пережив Потоп, выглядела еще хуже, а «польское хозяйство» в немецком языке до сих пор является устойчивым оборотом. Ну и делить ее пришлось России втроем с Пруссией и Австрией, так что колониальным завоеванием она не считается, а считается вистом с геополитического преферанса.

Так что никакого исключения из правил здесь нет, только подтверждение теории о сборе мусорных земель. Просто на границе Московии с богатым Западом и мусор был побогаче. Это вам докажет любой бомж, побирающийся на помойках в престижном районе.

Украина же вообще сама прибежала на свиданку к насильнику, с которым познакомилась в чятике. Не будем врать сами себе, жилось в Нене тогда тяжко, но не столько по экономическим причинам, сколько по геополитическим – Подолье попеременно топтали копытами то мохнатые ногаи, то крылатые гусары, но даже тогда в хате было что покушать. Интересно на эту тему послушать народные песни наших северных братов–сябров, где Украйна описывается как богатый край, относительно Беларуси, конечно. Многие строчки очень выразительны. Например: «Я не панночка, не украиночка», или «А я еду на Украину жонку шукати».

Дети бегали босые, но сытые.

Удивительно то, что с улучшением экономического положения, провинции Российской империи пытались съебаться из нее как можно быстрее. Вопреки мировой имперской традиции, не прижаться потеснее к мамке–кормилице, а уебать сразу, как только наберется денег хотя бы на плацкартный билет.

Именно этот короткий, но важный, как PIN–код от кредитки факт, пытаются не замечать кацапы, рассказывая, как они всем понастроили школ и больниц, накормили голодных, исцелили немощных и научили жителей Кенигсберга вырванными из Канта страницами жопу вытирать.

Бедность в России не является помехой любви к Родине, а наоборот – непременным условием этой противоестественной связи. Богатые от нее бегут, бедные, наоборот, жмутся поближе.

Все живое в России пытается заработать деньги и сбежать. Как только какая–то из молекул «империи» набирает денег на плацкарт, она сваливает. Неважно – регион это, социальная страта или отдельный человек. Финляндия, Польша, позже Украина, Средняя Азия, Кавказ. Даже сама Москва, заработав денег, давно сбежала из России, укрывшись за МКАДом, и совершая периодические ресурсные и фискальные набеги на подъясашную территорию.

Я уже не говорю об отдельных гражданах. С появлением первого миллиона происходит приобретение недвиги за бугром и начертание схем эвакуации, включая плановую и экстренную. Казалось бы – заработал, так живи дома! Тоскуешь по малой родине — насыпь на крыше своего пентхауза метр грунта, посади березки, нагадь по углам, разведи мух, набросай пустых бутылок от пива и отдыхай душой! Денег же вполне достаточно! Нет, не хотят. Боятся, что отнимут. Как только человек или сообщество богатеют — они выпадают из контекста «русского мира», а как только попадают в него — нищают. Что уже готовы подтвердить некоторые любители двойных пенсий.

Но, прежде чем мы разберем этот парадокс, будет зарисовка с натуры.

В некоторых племенах Африки было принято калечить жен. После долгого и утомительного сватанья, размахивания копьями, танцев вокруг идолов, обсуждения размеров выкупа и перераспределения территории, после пышной свадьбы, жене из хорошей семьи уродовали лицо шрамами, а иногда даже подрезали сухожилия, чтобы передвигалась по двору на палочках, а по дому на четвереньках.

Нахуя? – Чтобы другие не позарились, а сама не сбежала. Ценность жены заключается не в ее красоте, а в ее родственных связях, хозяйственных и правовых раскладах и легальном потомстве. Если захочется потрахать красивую – вокруг бегает множество негритяночек помоложе и постройнее, с которыми всегда можно сговориться за бусы и перья.

Зато безносая и ползающая на четвереньках родильная машина гарантирует достаток и репутацию семьи, четыре коровы приданого и легализацию потомства. А перебирать просо и плести сети на полу хижины можно и без ног.

Имущественный вопрос – слишком серьезный, чтобы полагаться в нем на какую–то там любовь.

Конец зарисовки.

Бедность в России является принудительной и искусственной. Власть ворует у народа не потому, что хочет стать богаче, а чтобы народ не перестал быть бедным. Иначе он просто разбежится. Если себе ништяк уже некуда пихать, тогда его надо лопатами сбрасывать в море, чтобы никому не достался.

Раб должен быть или бедным, или кастрированным – это мировая практика. Ломовик в холодном эргастуле или евнух в теплом гареме.

Отсюда и имитация среднего класса, и феерически фольклорные фестивали на фоне фанерных фоллаутов (5Ф!) на станции Нижняя Пыжма, где зрители стоят в резиновых сапогах по щиколотки в говне, и прочее пережигание денег в олимпийском огне до консистенции пелевинского «баблоса».

«Не доставайся ты никому» — как говорил один чувачок в очках, усиках и с пистолетом, убивая свою бесприданницу. Но его–то, как раз, можно понять и простить – им двигала любовь, ревность и комплекс неполноценности. Ханами московского улуса, кроме ревности и комплекса неполноценности, вместо любви движет холодный расчет – убивать нельзя, но обезображенная жена никуда не уйдет от скудной кормушки. Кроме того, она умеет немножечко шить и прясть, а значит, вполне способна заработать расчетливому хозяину немножко денег на миловидных дам в борделе через дорогу.

Но, как только удавалось утаить от московского баскака в кармане хотя бы монету от свих трудов, всякие финны да ляхи тут же сбегали из этой «семьи народов», а при попытке догнать и воротить – дрались люто и яростно, насмерть, до последнего. Бо если тебя вернут на эту каторгу, то будут шмонать еще тщательнее, лишая любой возможности утаить в кармане сухарь, и представляя баланду за дневную выработку, как благодеяние и прогресс.

Поэтому для бурятов и прочих ненцев у нас хороших новостей нет. Богатыми вы не будете никогда. Какими бы алмазами ваши земли не были усеяны – когда их будет некуда собирать, их начнут лопатами сбрасывать в море. Сосите хуй, любите Путина. Воюйте за еду, голосуйте за льготы. Бедность населения и провинций – базовая основа и скрепа уродливой московитской империи. Убери бедность – и вашей Империи Нищих не станет. Все уйдут.

Коллективная, искусственная и принудительная бедность – это и есть национальная и имперская идея России.

Но и для украинцев у меня новости тревожные. История Снигерии – урок для нас.

Любые попытки создать богатое государство с бедными гражданами – это Снигерия в миниатюре, только в вышиванках и на мове. Возможно, я где–то ошибаюсь в механизмах сбора и распределения ништяка – я не претендую на всезнание, поэтому могу иногда писать лишак. Но лично у меня вся эта хуета с налогами, ценами и субсидиями вызывает рефлекторное отторжение.

Обеспеченный гражданин — это первый стопор на пути тоталитарного общества, основанного на нищенском рабстве. Копейка бережет не только рубль, с копейки начинается достоинство, не позволяющее голосовать за гречку и уклоняться от повесток в военкомат.

Страшные в бою спартанцы не просят субсидий. Субсидии нужны илотам. Свободный лакедемонянин может быть босым, но должен быть сытым. Поэтому берегите свои деньги не из жлобства, а из чувства собственного достоинства. Считайте копейки не из жадности, а из гордости. Это не просто презренный металл, это эквивалент вырванных из вашей жизни личного времени, сил и здоровья.

Возмущение платежкой, возможно, первый шаг к настоящему гражданскому самосознанию – и освобождение от гипноза, что настоящий гражданин должен тупо и безропотно оплачивать все счета, которые ему положили от имени государства. Интересуйтесь, разбирайтесь и не позволяйте себя наебать даже на копейку, иначе вы станете кацапами.

Доброй вам трудовой недели, бедожындеры.

© Gorky Look








































































Написал ozzik
на gorky_look.dirty.ru
/
комментировать

Profile

robinbobin

December 2016

S M T W T F S
     1 2 3
45 6 7 8 910
1112 13 14 15 16 17
18192021 22 23 24
25262728293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 01:15 pm
Powered by Dreamwidth Studios